Мерфи верует в свою особую миссию < Публикации < RuSnooker.Net — снукер на русском
http://rusnooker.net

Мерфи верует в свою особую миссию


27 ноября 2005. Разместил: NoFence


После того как Шон Мерфи одержал победу на Чемпионате мира, многие приписывали это достижение его непоколебимой вере в Бога. 23-летний снукерист — убежденный приверженец библии, рассматривающий разноцветный мир снукера через черно-белую призму христианского фундаментализма.

«Я убежден, что Бог имеет план на мою жизнь, который включает в себя успех в снукере. Перед матчами Клэр [жена Мерфи] молится, чтобы Бог помазал мои руки, и я смог играть в свою полную силу» — рассказывает Мерфи.

Тем не менее, поразительная самоуверенность Мерфи предшествовала его религиозному преобразованию в возрасте семнадцати лет. Когда 13-летний Шон давал интервью местному телевидению, он уже высказывал убеждение, что его будущее величие предопределено: «Я хочу быть чемпионом мира и первым номером рейтинга» — сказал он тогда. «Я уверен, что я смогу достигнуть этих вершин, потому что я обладаю и талантом, и целеустремленностью».

Судьба и рок всегда были ядром личной философии Мерфи. Вера в бога просто несколько изменила его интерпретацию жизненного пути. Даже в рассказе о его романе с Клэр он представляет все так, как будто это была логическая цепь событий, которая неизбежно вела двух молодых людей к алтарю. «Мы познакомились в чате на христианском веб-сайте» — говорит Мерфи. «Первый наш разговор по телефону длился шесть часов, и я убедил ее приехать ко мне, в мой город, что сразу и было осуществлено. Спустя несколько недель я переехал в дом к ее матери — так мы могли быть ближе друг к другу».

Клэр дополняет рассказ Шона эмоциональными подробностями: «Когда мы в первый раз говорили по телефону, я очень нервничала, потому что раньше у меня были неприятности с мужчинами. Но Шон быстро заставил меня чувствовать непринужденно. Несмотря на то, что я на пять лет старше его, мы нашли друг в друге нечто особенное».

[Журналист]: Во время интервью Мерфи был одет в строгий коричневый костюм и кремовую рубашку, подразумевающие формальность, которые контрастировали с его ангельскими чертами лица и коротко стрижеными волосами, но точно соответствовали его довольно бескомпромиссной личности. Он проигнорировал мои довольно неуклюжие попытки пошутить в начале разговора и проявил интерес к беседе только тогда, когда я начал задавать серьезные вопросы. Его манера вести беседу вполне была бы уместна среди стариков, сидящих за стойкой бара в бильярдной — хотя это и не удивляет, если принять во внимание то, что с тринадцати лет он рос исключительно в компании взрослых, после того, как его отец настоял на его уходе из школы.

Однажды он вернулся домой с разбитым носом, что было кульминацией долгих месяцев издевательств со стороны ребят из школы. «Некоторые из старших школьников завидовали моей славе» — рассказывает Мерфи. «Мое имя часто упоминалось в газетах и на местном телевидении, и они не могли смириться этим. Постоянные нападки делали мою жизнь очень тяжелой, но только добавляли огня в мой костер. Снукер был моим способом показать тем людям, что я не позволю никаким препятствиям сбить меня со своего пути. Единственное, о чем я жалею, так это о том, что я не пошел в другую школу.

Вместо этого Мерфи изучал математику, английский и испанский языки дома, а в оставшееся время концентрировался исключительно на снукере. Он, по сути, играл в снукер по восемь часов в день на протяжении десяти лет. «Я всегда интенсивно тренировался, и на каждой тренировке я ставил перед собой четкую цель. Мой отец (который недавно перенес серьезный сердечный приступ) привил мне строгость, с которой я и подхожу к своей игре в снукер».

Мерфи совсем не похож на того, кто носит корону чемпиона мира незаслуженно. Это нисколько не удивляет знакомых Шона, которые уже привыкли к его удивительной зрелости и уверенности в себе: уверенности человека, выполняющего евангелистскую миссию. Мерфи ежедневно вспоминает строки из Евангелия от Марка (глава 23): «Все возможно верующему».

«Истинно верующие» (true believers):

Эрик Лидделл. Шотландец, который был вынужден выступить в забеге на 400 метров на Олимпиаде 1924 года, поскольку его «родной» вид программы (стометровка) был назначен на воскресенье.

Яншер Хан. Игрок в сквош часто дает односложный ответ на вопрос об истоках своей блестящей спортивной карьеры: «Бог».

Джонатан Эдвардс. Трехкратный рекордсмен мира в тройном прыжке отказывался выступать в соревнованиях по воскресеньям, пока его отец не убедил его, что бог дал ему талант именно для того, чтобы соревноваться.